?

Log in

No account? Create an account
 
 
19 October 2009 @ 08:06 pm
Как была потеряна Турция  
Кэролайн Глик. Как была потеряна Турция
16 Октября 2009,
www.carolineglick.com
Первоначально опубликовано в Jerusalem Post.

Когда-то представлявшая собой живое воплощение образцовой, умеренной, мусульманской и демократической страны и надежного союзника Запада, Турция на этой неделе окончательно покинула западный альянс и стала полноправным членом иранской оси.

Нельзя утверждать, что поведение Анкары кардинально изменилось именно в последнее время. И нет ничего нового в участившихся проявлениях ее враждебности по отношению к Израилю и в демонстративном проявлении симпатии к режимам типа Сирии и Хамаса.

С тех пор, как в ходе выборов 2002 года контроль над турецким правительством впервые обрела исламистская Партия Справедливости и Развития (ПСР), во главе с ее председателем Ресипом Тайипом Эрдоганом, турки плавно, но неумолимо переместили свою в прошлом про-западную мусульманскую демократию в стан радикальных исламистов, куда входят режимы вроде Ирана , Сирии, Хизбаллы, аль-Каиды и Хамаса. Что отличает поведение Турции на этой неделе от ее поведения в предшествующие месяцы и годы, это то, что последние ее выпады были великолепно срежиссированы, недвусмысленны и неоспоримы для всех, кроме недогадливых и склонных к самобичеванию израильских СМИ.

Вплоть до этой недели, и Израиль, и США всегда спешили найти оправдания для Анкары. Когда в 2003 году турецкий парламент, в котором главенствует ПСР, отказал американской армии в возможности произвести нападение на Ирак с территории турецкого Курдистана, США обвинили сами себя себя. Вместо того, чтобы возмутиться поведением Турции, администрация Буша принялась утверждать, что провал вызван плохо проведенной дипломатической подготовкой со стороны высших чинов американского внешнеполитического ведомства.

В феврале 2006 года, когда Эрдоган стал первым после победы Хамаса на палестинских выборах международным деятелем, который принял лидеров этой террористической организации на уровне официального государственного визита, в Иерусалиме постарались найти сочувственные объяснения этой дипломатической агрессии. Израильские лидеры утверждали, что расстилание Эрдоганом красного ковра перед бандитами, которые стремятся к физическому уничтожению Израиля, не было вызвано врожденной враждебностью к Израилю со стороны режима ПСР. Дело, утверждали они, в том, что Анкара просто поддерживает демократию, и, поскольку ПСР сама в недавнем прошлом была запрещенной исламистской партией, испытывает симпатию к Хамасу, как к преследуемым мусульманам.

Иерусалим находил подобные оправдания для Анкары и тогда, когда в ходе войны 2006 года с Хизбаллой Турция закрывала глаза на направлявшиеся через ее территорию в Ливан конвои с иранским оружием, и тогда, когда Турция поддержала Хамас против Израиля во время операции "Литой Свинец" и призвала, среди прочего, изгнать Израиль из ООН, и, тогда, когда Эрдоган вызвал дипломатический инцидент в январе этого года, выкрикнув злобные нападки на президента Израиля Шимона Переса во время совместного выступления на пресс-конференции в Давосе. Точно так же, открытая поддержка Турцией военной ядерной программы Ирана, растущая галоппирующими темпами ее торговля с Тегераном и Дамаском, а также ее активные контакты с финансистами аль-Каиды вызвали не более чем недовольное ворчание у израильтян и американцев.

И на этой неделе первой реакцией Израиля было стремление продолжать политику поиска оправдания турецких выпадов против него. В воскресенье, после того, как Турция отказалась допустить ВВС Израиля к участию в совместных с Турцией и НАТО военно-воздушных учениях "Анатолийский Орел", политики высокого ранга, такие, как заместитель министра иностранных дел Дэнни Аялон и лидер оппозиции Ципи Ливни, пыталась преуменьшить серьезность этого инцидента, заявив, что Турция по-прежнему остается стратегическим союзником Израиля.

Однако у Турции не заняло много времени, чтобы выставить их на посмешище. В понедельник 11 министров турецкого правительства прибыли в Сирию, чтобы заключить с этим арабским лакеем Ирана целый пакет соглашений о сотрудничестве. Израильский МИД даже не успел набросать тезисы с извинительной трактовкой этого вопиюще наглого поступка, как Сирия объявила о заключении военного союза с Турцией и намерении провести совместные военные учения с турецкими военными. Потеряв дар речи в результате известия о намерении Турции провести военные маневры с противником Израиля всего лишь через два дня после отказа от совместных учений с самим Израилем, дипломаты в Иерусалиме так и не смогли сформулировать смягчающие разъяснения по поводу действий Турции.

Вторник охарактеризовался эскалацией словесных нападок на еврейское государство. Вначале Эрдоган повторил свои клеветнические утверждения о том, что израильтяне преднамеренно убивали детей в Газе. Затем он высказался по поводу того, что евреи умеют наживать деньги, и призвал турок учиться этому у евреев.
За анти-израильскими и антисемитскими выпадами Эрдогана последовала трансляция на государственном канале TRT1, в прайм-тайм, нового сериала, в котором солдаты ЦАХАЛа представлены в качестве убийц младенцев и маленьких девочек, которые вынуждают палестинских женщин рожать мертворожденных детей на блокпостах, и ставят палестинцев к стенке, где их казнит расстрельная команда.

Трансляция на TRT1 заставила Израиль действовать. Вечером во вторник Министерство Иностранных Дел заявило, что намерено направить официальный протест посольству Турции. К сожалению, было неясно, кто сможет придти в министерство, чтобы получить ноту, поскольку посла Турции нет в Израиле уже три недели.

Отход Турции от Запада, ее демонстративный разрыв с Израилем, и ее противодействие политике США по отношению к Ираку и Ирану были предсказуемы. Воинствующий ислам в варианте ПСР переживает растущую популярность и поддержку по всей Турции уже на протяжении многих лет. Популярности исламистов способствовала и повальная коррупция среди традиционно светских лидеров Турции.

Учитывая эту внутри-турецкую обстановку, вполне возможно, что приход к власти Эрдогана и его соратников-исламистов был просто вопросом времени.

Но даже, если приход ПСР к власти и был вполне предсказуем, возможность для этой партии установить полностью свой контроль над почти каждым органом государственного управления Турции, а также усиление ее контроля на когда-то процветавшей свободной прессой, плюс полное изменение стратегической позиции Турции всего за семь лет было далеко не неизбежными. Благодарностью за этих достижения ПСР обязана администрациям Буша и Обамы, а также руководству ЕС.

Администрация Буша в свое время предпочла проигнорировать предупреждения со стороны светских лидеров Турции, турецких СМИ, со стороны турецкого военного и дипломатического корпуса о том, что Эрдоган на самом деле - волк в овечьей шкуре. Вместо того, чтобы обратить внимание на имевшие место в прошлом попытки ПСР подорвать светский, прозападный характер Турции, и отнестись к этой партии с минимальным подозрением, после победы ПСР на выборах в 2002 году администрация Буша назвала ПСР и Эрдоган образцом умеренного ислама, который является доказательством того, что у США и Запада нет никаких проблем с политическим исламом. Мягко продавливаемый, но неумолимо распространяемый исламизм Эрдогана был поддержан высокопоставленными американскими чиновниками потому, что они понимали демократию как синоним всеобщих выборов, вместо того, чтобы признать, что демократия имеет смысл только как система законов и практик, которые порождают равенство и свободу.

В весьма буквальном смысле, желание администрации Буша снискать благосклонность у правительства Эрдогана привело к ее решению в 2005 году оказать давление на Израиль, с тем чтобы допустить Хамас к участию в палестинских выборах, и на Египет - с тем, чтобы позволить Братьям-мусульманам принять участие в парламентских выборах в Египте.

В самой Турции благосклонное отношение американской администрации к ПСР привело к тому, что Эрдоган не испытывал никакого противодействия со стороны Запада ввиду его планов покончить со свободой прессы в Турции, очистить турецкую военную элиту от светских элементов, и ликвидировать закрепленный в конституции мандат, который предоставляет военным особые права в целях сохранения светского характера государства, запугать и лишить привилетий светских бизнесменов и дипломатов, и наводнить турецкую судебную систему исламистами. То есть, ради номинальной поддержки демократии (в своем упрощенном понимании), США на деле способствовали тому, что Эрдоган подмял под себя все институты страны, которые прежде и позволяли поддерживать либеральные нормы, и сохраняли Турцию в рамках западного альянса.

Что касается администрации Обамы, то, с тех пор как он вступил в должность в январе, он поддержка со стороны США демократических сил во всем мире была прекращена в пользу политики откровенного задабривания противников США за счет союзников США. В соответствии с этой политикой, президент Барак Обама нанес торжественный визит в Анкару, где он фактически поддержал исламизацию турецкой внешней политики, в результате которой страна-член НАТО переметнулась в объятия мулл из Тегерана.

Вместе взятые, действия Буша и Обамы Белого Дома привели к полной деморализации вестернизированных турок, которые теперь считают, что их страна обречена на окончательное погружение в глубины исламистского экстремизма. Как многим кажется, если они хотят остаться в Турции, единственным средством выживания является присоединение к лагерю исламистов, и включение своего голоса во все более охватывающий страну хор антиамериканских и антисемитских голосов.

Но есть еще и Европейский Союз. На протяжении многих лет Брюссель кормил Турцию обещаниями позволить этой 80-миллионной мусульманской стране присоединиться к ЕС, если она осуществит в достаточной мере реформы в области прав человека. Но вместо того, чтобы привести к более либеральной атмосфере в Турции, эти якобы благословенные реформы проложили путь к установлению в стране господства исламистов. Принудив Турцию ликвидировать функцию армии как гаранта светского характера турецкого общества, ЕС отобрал у турецких секуляристов последнюю линию обороны против нарастающей волны исламизации со стороны ПСР. Заставив Турцию обращаться гуманно с политическими заключенными и отменить смертную казнь, ЕС подорвали моральный основу претензии секуляристов на лидерство и ослабила их способность эффективно бороться как с курдским, так и исламским террором.

В то же время, систематически отказываясь допустить Турцию в ЕС, несмотря на все попытки Анкары удовлетворить европейским стандартам политкорректности, Брюссель еще больше дискредитировал секуляристов Турции. Когда после всех реформ, воспринятых, как пораженческие и унизительные, Европа все равно их отвергла, туркам нужно было найти способ восстановить свою оскорбленную честь. Наиболее естественным средством для этого было, по большому счету, просто повернуться спиной к Европе и сблизиться с братьями мусульманами.

Со своей стороны, Израиль, будучи одиноким еврейским государством, не принадлежащим ни к какому альянсу, не имел возможности влиять на внутренние события в Турции. Тем не менее, решение Турции предать Запад, преподнесло как Израилю, так и свободному миру в целом ряд важных уроков. Эти уроки должны быть выучены и приложены при выработке дальнейшей политики не только в отношении Турции, но и в отношении целого ряда режимов и суб-национальных групп в регионе и во всем мире.

Во-первых, жизненно важно, чтобы те, кто определяют политику, признали, что единственным постоянным свойством человечества является изменчивость. Если некая страна сегодня принадлежит западному лагерю, то нет гарантии, что она останется</font> в нем и в будущем. Какой бы режим правления ни был в стране - демократический, авторитарный или нечто промежуточное, внутренние условия и тенденции играют важную роль в определении ее стратегической позиции с течением времени. Это так же верно для Турции, как и для США, Ирана, Швеции и Египта.

Потеря Турции показывает, что страны могут меняться и меняются. Лучший способ оказать какое-либо влияние на эти изменения - оставаться верным своим друзьям и союзникам, даже если эти друзья и союзники несовершенны. Только путем поддержки и действий по укреплению позиции тех, кто разделяет нормы и интересы твоей собственной страны, а не формально придерживается тех же процедур и той же риторики, правительства могут оказывать конструктивное влияние на внутренние изменения в других государствах и обществах.

Более того, только будучи готовым распознать, что именно делает союзника союзником, а противника противником, Запад будет в состоянии проводить политику, которая обеспечит его безопасность в долгосрочном плане. Управляемая военными турецкая демократия, которая не давала исламистам дорваться до власти, была более желательна, чем всенародно избранный режим ПСР, который переместил Турцию в союзники Ирана. Точно так же, коррумпированный и зависимый от Запада режим в Афганистане является более предпочтительным, чем террористическое государство Талибана и аль-Каиды. И точно так же, неустойчивая, ослабленная муллократия в Иране, которой противостоит хорошо финансируемая либеральная оппозиция, более предпочтительна по сравнению с сильной, стабильной муллократией, с успехом подавившей своих либеральных соперников, находящихся в международной изоляции.

Турция потеряна, и нам лучше примириться с этой катастрофической истиной. Но если мы извлечем из нее уроки, мы можем выработать стратегии, которые учтут опасность, которую Турция представляет в настоящее время, и сможем подготовиться к тому дню, когда Турция решит, что она хотела бы вернуться в лоно Запада.
 
 
 
tan_y on October 19th, 2009 06:26 pm (UTC)
почему "отход от запада", когда это антиизраильское поведение Западу помехой было?

"Когда после всех реформ, воспринятых, как пораженческие и унизительные, Европа все равно их отвергла"
не отвергла еще, им же сразу пообещали с какого-то года, этот год еще не настал. Еще примут.

вот, посмотрела, в 2004 пообещали принять в 2015. Дожить бы всем...
М.С.Паниковский, человек без паспортаpanikowsky on October 19th, 2009 07:14 pm (UTC)
почему "отход от запада", когда это антиизраильское поведение Западу помехой было?

Ну, предполагается, что дружба Турции с Сирией и Ираном является отходом от Запада. Правда, иногда я думаю, что и сам Запад давно уже начал отходить от Запада, но это отдельная тема :)

Edited at 2009-10-19 07:35 pm (UTC)
Serge V. (и даже больше)verevkin on October 19th, 2009 08:02 pm (UTC)
Вместе взятые, действия Буша и Обамы Белого Дома привели к полной деморализации вестернизированных турок, которые теперь считают, что их страна обречена на окончательное погружение в глубины исламистского экстремизма.

Так и есть. Мои знакомые турки, делающие в Америке PhD, оставили всякое желание вернуться. Говорят, что с каждым приездом все хуже и хуже.
GB: doom comingkutya on October 19th, 2009 11:20 pm (UTC)
+1

уже года два тому назад знакомый университетский лектор, выросший в секулярной посольской семье, с отвращением кривился и говорил: "этот мусульманин (т.е. эрдоган) везде понаставил своих марионеток"
М.С.Паниковский, человек без паспортаpanikowsky on October 20th, 2009 12:24 am (UTC)
Печально все это.
hirsh_ben_arieidelsong on October 20th, 2009 03:46 am (UTC)
турки плавно, но неумолимо переместили свою в прошлом про-западную мусульманскую демократию в стан радикальных исламистов

Слово "демократия" вы употребляете в значении "что-то однозначно хорошее". В данном случае это не так.

Про-западность Турции всегда определятась именнно недемократическими методами. А попытка демократизации и привела к власти исламистов.
hirsh_ben_arieidelsong on October 20th, 2009 03:53 am (UTC)
Точнее, Кэролайн Глик.